Крутые ключи

«Возможно, я уже умер»

«Кошелев» построен практически в чистом поле — и вечерами здесь чувствуешь себя так, будто оказался в деревне. Между низкими домами гуляет сильный ветер, небо кажется очень высоким, машин на дорогах практически не видно. Здесь нет деревьев и птиц, а маршрутку после девяти вечера можно ждать около часа — в тишине и темноте. Иными словами, тут очень легко почувствовать себя одиноким — особенно учитывая, что после 11 вечера развлечься можно разве что прогулкой вокруг домов или походом в немногие магазины, работающие допоздна, — у нас это, например, «Бухен-хаус».


Молодой драматург Сергей Давыдов переехал в Самару из Тольятти в 17 лет, поступив в Аэрокосмический университет, и девять лет мотался по съемным квартирам. «Я страдал, что мне 25 лет, а у меня ничего нет», — рассказывает Давыдов «Медузе». Но потом его мама тоже уехала из Тольятти и предложила продать тольяттинскую квартиру, чтобы купить свою в Самаре. На деньги, вырученные с трехкомнатной квартиры в Тольятти, можно было купить только однушку в «Кошелеве». «У нас с мамой всегда были сложные отношения, мы мало общались, и она все равно купила эту квартиру, сказав, что хочет выполнить свой материнский долг», — объясняет Давыдов. Новая однокомнатная квартира в квартале «Бавария» обошлась ему в 1,3 миллиона рублей.

Условный культурный центр микрорайона — огромная «Мега»; кроме нее здесь есть школы, детские сады, поликлиника, церковь, пара кафе и целая россыпь маленьких магазинов на первых этажах домов. Фото samara-ru.livejournal.com

До переезда Сергей жил в одном из самарских спальных районов, и разница с «Кошелевым» была колоссальной. «Людей здесь практически не было, а вокруг стояло огромное снежное поле — ни деревьев, ни животных», — вспоминает он. Давыдов редко выбирался в город, работая над своими драматургическими проектами из дома: «Сидел здесь в полном одиночестве неделями и думал о том, что возможно, я уже умер, просто не знаю об этом». Мужчина вспоминал, что на Марсе летом — те же минус 30, что тогда стояли в Самаре, и думал, что если бы на другой планете возникла российская колония, она выглядела бы как «Кошелев»: несколько однотипных домов и «Магнит» напротив.

Через несколько месяцев такой жизни одиночество допекло Давыдова окончательно и, «чтобы вырваться из этого ужаса», он пошел работать в расположенный неподалеку торгово-развлекательный центр «Мега». «Там я открыл для себя субкультуру так называемых тэцэшников — молодых ребят в возрасте 18 лет, модно одетых и ничем не примечательных на первый взгляд. Но на деле это настоящая группировка, которая мутит мутки в «Кошелеве» — примерно как это было в 1990-х, — утверждает Давыдов. — «Кошелев» — это будущий Металлург (район Самары, считающийся самым криминальным в городе— прим. «Медузы»), хоть здесь и очень красиво. Он никак не располагает к социализации: построен далеко от центра, здесь нет никакой культурной инфраструктуры. Ты не интегрируешься в городскую среду и не можешь найти себе лучшей доли, потому что здесь нет работы, кроме кафе, шиномонтажек и «Меги». Других свидетельств присутствия «тэцэшников» в «Кошелеве» «Медузе» найти не удалось.

«После переезда мой образ жизни здесь очень изменился. Каждый раз, когда мне нужно выбраться в город, я сразу представляю, что сначала поеду полтора часа в одну сторону, а потом полтора в другую, и прямо выть хочется. C кем-то встретиться или даже съездить на прогон своего собственного спектакля — это целое испытание», — продолжает Давыдов. Он говорит, что легко представляет себе, как в «Кошелеве» можно обустроить «семейное гнездо, где можно выращивать кинзу на подоконнике», но молодым и одиноким лучше снимать что-то поближе к центру. «Я в этом плане выбор уже сделал, — подытоживает драматург. — У меня уже есть квартира и деваться от нее некуда».

Крутые ключи

На землях бывшего совхоза располагается микрорайон комплексной малоэтажной застройки «Крутые Ключи», строительство которого было начато компанией «Авиакор» в 2010 году и закончено в 2015. Название микрорайона «Крутые Ключи» было определено в ходе голосования, проводившегося «Авиакором» под названием «Выбери имя новому району», итоги которого были подведены в прямом эфире на телеканале СКАТ.

«Победившее» название принято считать историческим, что не совсем верно, поскольку в начале XVIII века, название «Крутые Ключи» действительно носил один из хуторов, но находился он не на месте «Красного Пахаря», а на территории другого ныне существующего микрорайона Самары — посёлка Мехзавод.

В 2013 году топонимическая комиссия Самары решила присвоить названия улицам микрорайона Крутые Ключи:

  • улица Мира
  • бульвар Маршала Василевского
  • улица Виталия Жалнина
  • улица Евгения Золотухина
  • бульвар Елены Шпаковой
  • бульвар Ивана Финютина
  • улица Маршала Устинова.
  • бульвар Алихана Калиматова  (недоступная ссылка).

В микрорайоне построен православный храм в честь Сретения Господня, самый большой детский сад в городе «Первый», состоящий из трёх корпусов, а 1 сентября 2016 года свои двери открыла школа № 7 имени Калашникова на территории Крутых Ключей. В микрорайоне проживает около 60 000 человек, большая часть из которых — молодые семьи.

Фотографии микрорайона с воздуха известны в сетях как «урбанистический ад», «концлагерь», «гетто», «бараки», «погост». Фотография типового балкона зданий микроайона стал мемом.

Подозреваемый живет на третьем этаже

«Подскажите, пожалуйста, по какому номеру вызывать полицию либо участкового? Достали уже. Не просто поют, а орут на весь подъезд «Король и шут» и ногами топают». Такое сообщение в день нашего новоселья написала соседка в группе «Кошелев Клуб: Парк. Кошелев Лайф. Самара» в сети «ВКонтакте». В течение нескольких минут она получила номер полиции, поддержку и участливое «ну как?». Так началось мое знакомство с соседями и многочисленными пабликами «Кошелева».


В сообщества «Крутых ключей» можно написать в любое время суток и незамедлительно получить ответ, совет или рекомендацию. Всего их 10; в самой популярной группе состоят 45 тысяч человек (почти половина населения района); в закрытой группе «Кошелев Клуб: Девишник. Мужчинам вход запрещен!» — 13 тысяч человек. Для сравнения: в официальном паблике администрации Самары — около 3 500 подписчиков.

Все большие кошелевские сообщества созданы одним человеком. Максим Кочергин с женой переехали в Самару из Брянска и задумались о собственном жилье, когда у них появился ребенок. В 2012 году Кочергины взяли ипотеку в «Кошелеве» — денежный фактор был главным, а тут можно было купить двухкомнатную квартиру с отделкой за 1,4 миллиона рублей. По словам Кочергина, то, что раньше из дома можно было пешком пойти купаться в Волге, а теперь туда надо ехать на машине, — это, конечно, минус, но есть и плюсы: «Не каждый житель города может себе позволить сходить пешком в «Ашан» за хлебом».

Переехав в новый микрорайон, Кочергин начал «исследовать интернет-сообщество», чтобы познакомиться с местными. Тем более что их тогда было немного, всего несколько сотен, а «из магазинов — один ларек». Поначалу все общение шло на форуме «Вдолевке.ру», но там, по словам Кочергина, «нормальным явлением были вбросы и провокации» — поэтому он решил закладывать «основы добрососедства» с помощью отдельного ресурса.

Чтобы помочь жителям сориентироваться и развеселить атмосферу, на фасадах домов в «Кошелев-парке» нарисовали животных. Фото progorodsamara.ru

Сейчас Кочергин управляет сообществами размером от двухсот до десятков тысяч подписчиков, включая группы местных школ, паблики по поиску работы и жилья, а также сообщества любителей животных. Его ресурсы сотрудничают с местным храмом — публикуют расписание служб — и полицией: «Просят нас, например, опознать найденный велосипед, кидаем в сообщество, звонят — наш велосипед». Бывает и наоборот: «В «Меге» ноутбук сперли, тут же пишут, что живет на третьем этаже».

Интернет-проекты приносят Кочергину около 15 тысяч рублей в месяц, а с недавних пор он еще и владеет собственным агентством недвижимости «Крутые ключи». Все его сотрудники — жители микрорайона, работают они в основном на вторичном рынке, но сотрудничают и с создателем микрорайона: выступают как агенты «Корпорации «Кошелев» и помогают с вопросами ипотеки. О проблемах других местных бизнесменов Кочергин говорит неохотно: то, что здесь плохо развивается инфраструктура, он связывает с дорогой арендой и с тем, что «предприниматели не знают, что нужно присутствовать в соцсетях».


«Люди, которые заселяются сюда, проходят несколько стадий: от бешеной эйфории и желания знакомиться с соседями до усталости, когда человек все реже проявляет какую-то активность, — рассуждает Кочергин. — Я считаю, что мои проекты — это миссия, крест, который нужно тащить: мои сообщества создают среду, экосистему, где люди живут вместе. Мне хочется, чтобы это место было теплым и комфортным. Наверное, это родина».

Через 10 минут после того, как интервью заканчивается, мы с Кочергиным сталкиваемся в «Ашане» — тянемся к сыру на одной полке, смущенно здороваемся и расходимся. «Кошелев» — это еще и очень малая родина.

Интересные люди и дружелюбие: кто и как живет в Крутых Ключах

В целом, жители микрорайона чувствуют себя в безопасности и не тревожатся по поводу детей и внуков. По ощущениям местных, население Крутых Ключей растет. Рождаемость также оценивают, как высокую: по статистике, в микрорайоне рождаются 850-900 детей в год. Стоит отметить, что жилье в Крутых Ключах пользуется популярностью у молодых семей — квартиры там дешевле, чем в среднем по городу.

Высокую концентрацию молодежи и молодых семей участники фокус-группы оценили позитивно: им проще найти понимание, чем жителям разных возрастных и социальных групп, потому что их объединяют схожие интересы и проблемы (воспитание детей, школа, детский сад, работа).

Общей «молодостью» населения респонденты объясняют высокую социальную активность жителей микрорайона и полагают, что Крутые Ключи могли бы выступать в качестве социальной лаборатории — перспективной площадки для внедрения передовых социальных практик. Участники группы утверждают, что в локации живет много студентов; есть художники, поэты и другие творческие люди. Социальную активность и сплоченность жители Крутых Ключей проявляют публично: реагируют на перемены в соцсетях и офлайн, если нужно — оставляют жалобы по важным вопросам (изменение маршрутов транспорта, строительство школ и так далее). Жителям нравится влиять на происходящее в микрорайоне, они отмечают высокую гражданскую активность — и свою, и соседей.

Эмоциональная оценка Крутых Ключей у респондентов — в целом положительная. Они отмечают ухоженность района, открытость жителей и веселье как важные характеристики микрорайона. В Крутых Ключах жителей привлекают благоустройство и чистота территории; дружелюбная атмосфера и фактически европейский уровень работы управляющей компании. По мнению респондентов, в районе тихо, безопасно, чистый воздух.

Участники фокус-группы отмечают, что доступность жилья в Крутых Ключах не означает снижения качества квартир, квартиры большие и удобные, в них просто комфортно жить.


Достопримечательностями района жители Крутых Ключей считают уникальный для Самары монумент-танк; храм, проспект Мира с новой аллеей и торговый центр «Мега».

Всего в Крутых Ключах и «Кошелев-парке» работают шесть новых детских садов по 350 мест в каждом. Знаменитая школа № 7 с 2019 года работает в двух корпусах, во втором корпусе школы используются современные технологии в образовании: робототехника, активные средства обучения и так далее.

История

При застройке района был обнаружен могильник IX века. Захоронения были безвозвратно разрушены застройщиками в отсутствие археологов.

Современное поселение на этом месте основано в 1910 году недалеко от пересечения Семейкинского шоссе с Башкирским оврагом (Орлов овраг). Позже здесь был организован совхоз-питомник, получивший название «Красный Пахарь».

После перестройки совхоз развалился, а его земли были скуплены предпринимателем Виктором Развеевым. Чуть позже часть земель была продана шведскому концерну Ikea, который возвёл там торговый комплекс «Мега-Икеа».

Поле Красного Пахаря известно как первое место проведения однодневного музыкального фестиваля «Рок над Волгой» в 2009—2011 годах.

В 2010 году началась застройка района малоэтажными жилыми строениями, сначала известными как «Кошелев-проект», а позже — «Крутые ключи».

Примечания

  1. . rocknadvolgoi.ru. Дата обращения 24 февраля 2012.
  2. . — на сайте National Concert Academy. Дата обращения 24 февраля 2011.
  3. . — Информация портала 63.ru. Дата обращения 28 февраля 2011.
  4. . — ЖИЛОЙ КОМПЛЕКС «КРУТЫЕ КЛЮЧИ». Дата обращения 28 февраля 2011.
  5. . — Информационный портал «Красноглинский.ру». Дата обращения 28 февраля 2011.
  6. Антон Черепок  . Самарский интернет-журнал «Другой город», 13 декабря 2016 — «Иван Иванович Финютин — дедушка Владимира Кошелева, построившего микрорайон.»
  7. . «Самарская газета»
  8. Телерадиокомпания ГУБЕРНИЯ. (15 сентября 2017). Дата обращения 6 марта 2018.
  9. . Дата обращения 28 февраля 2011.
  10. Участок Куйбышевской железной дороги «Самара—Тольятти»

Бараки без будущего

По данным опроса, проведенного в 2015 году Фондом социальных исследований, среди жителей «Кошелева» оптимистический взгляд на будущее преобладает над пессимистическим — как и во многих других новых районах Самары. Вместе с тем люди из кошелевских домов куда реже других называют свой район перспективным и престижным.

«О «Кошелеве» знают все урбанисты России, но большинство из них видели только пугающую картинку с высоты птичьего полета, — говорит Александр Антонов, главный архитектор московского Центра пространственной информации НИиПИ градостроительства. — Я же был в самом районе, и впечатления оттуда получше, чем от картинки с дрона: с торца каждого барака магазинчики, кругом жизнь, мамы с колясками гуляют. Но вопрос в том, где проходит эта жизнь: я вижу много однообразных маленьких квартир, которые через 10 лет на вторичном рынке не купит ни один здравомыслящий человек». По его словам, у жилья далеко от центра должны быть хоть какие-то преимущества, которых у «Кошелева» нет, и «люди по возможности будут стараться отсюда съехать, как только у них появятся деньги».

Антонов считает, что качество жизни в «Кошелеве» начнет падать, как только все квартиры будут достроены и проданы: у девелопера просто не будет мотивации для социальной активности. Жизнь поутихнет, продать такое жилье на вторичном рынке будет сложно — и ближайшие перспективы микрорайона неясны. «Я не знаю удачных примеров малоэтажной застройки в России, — подытоживает урбанист. — За рубежом подобная комплексная застройка сплошь и рядом, но она не располагается так далеко от города. И таких маленьких квартир в чистом поле сейчас тоже в мире не строят — это, конечно, нонсенс».

Я захлопываю железную дверь квартиры. Шум с улиц не становится тише; соседи врубают песню «Малинки» и начинают весело поздравлять кого-то с днем рождения. Выходные выдались душными: я распахиваю окна и свешиваюсь на улицу, вдыхая горячий воздух. Из окна точно такого же дома напротив улыбается светловолосая женщина — я четко вижу ее лицо, руки, узор на занавесках.

Она спрашивает: «Не мешаем?»

meduza.io

НедвижимостьОбществоВластьИнфраструктура


С этим читают